mr_white_93

Categories:

Пулемет Иисуса

- Просыпайся, ублюдок!

- Какого черта?

- Еще раз так скажешь, и я начиню твою башку свинцом!

Возле моей кровати стоял Иисус Христос с пулеметом в руках и нимбом над головой. Он был одет в униформу американских солдат, воевавших во Вьетнаме. На рукаве была нашивка морских пехотинцев, видел такую в одной книге. Видимо, его взяли в морскую пехоту за умение ходить по воде. Черт!!! Какого хрена у меня в квартире делает чокнутый бородатый мужик с пулеметом?! Надеюсь, я сплю.

- Нет, это не сон. И думать о черте тоже не советую. Не забывай, мне папаша дал суперспособности, так что не шути со мной, сынок. Я читаю твои мысли еще до того, как они появятся в твоем заторможенном котелке.

Я протер глаза и сел.

- Я что-то вообще не догоняю.

- У меня нет времени тебе все разжевывать, так что слушай внимательно и не задавай лишних вопросов. Усек?

- Постой-ка, я…

- Я спрашиваю, усек?! – проорал Иисус и направил на меня дуло пулемета.

- Да, - сказал я, чуть не наложив в штаны.

- Так вот, я сюда явился для того, чтобы передать тебе Орудие Очищения. Видишь это божественное творение? – он с бесконечной теплотой взглянул на пулемет. – Это Чудо Господне прошло Вьетнам вместе со мной. Я отстреливал из него долбанных узкоглазых коммунистов. Этих немытых тупых крестьян, которые вздумали противостоять американской мечте. Я даже не помню, сколько этих ублюдков я отправил в ад. Это не просто пулемет. У него неограниченный боезапас и никаких патронных лент. Можно стрелять до тех пор, пока во всем Вьетнаме не закончатся коммунисты. Жаль, что меня папаша забрал домой, ужасный зануда, кстати. Эх, славные были деньки…

Иисус предался ностальгии и несколько секунд мы сидели молча. Наконец он спустился с небес и продолжил.

- В общем, я отдаю тебе этот пулемет. Тебе нужно очистить эту землю от скверны.

Он замолчал.

- И что это значит? – спросил я осторожно.

- Это значит, что ты избран для священной и богоугодной миссии. Ты должен отстрелять всех недочеловеков на планете. Всех этих грязных, тупых животных, недостойных ступать по тверди, сотворенной Господом. В твоем распоряжении бесконечный боезапас. Идешь по улице, видишь тупую скотину – и спускаешь курок. Все. Больше от тебя ничего не требуется. Никаких раздумий, никаких соплей. Просто стреляешь и дело в шляпе. Понял?

- Допустим. А как же полиция и военные? Тут их полно, меня быстро пристрелят.

- Я об этом позабочусь. Твоя задача – нажимать на курок.

Иисус аккуратно передал мне пулемет. Орудие Очищения было достаточно тяжелым.

- Теперь ты судья для грешников. И если выполнишь свою миссию – попадешь в рай. Вопросы есть?

Я все еще с трудом воспринимал происходящее, так что сразу даже не знал, что и спросить. А ведь передо мной сам Иисус Христос! Самое время задавать офигенно важные вопросы! Например, кто убил Кеннеди? Как появилась Вселенная? Есть ли в раю бордели?

- А как мне определить в кого стрелять, а в кого нет?

- По внутренним ощущениям. Если заденешь невинного, ничего страшного – счастливчик попадет в Царствие раньше времени. Ну, или в ад. Тут уж как повезет. – Он  усмехнулся.

- Когда приступать к делу?

- Сегодня.

После этих слов нимб над головой Иисуса стал в несколько раз шире, в него мог пролезть человек. Сын Божий вытянулся, сложил руки по швам и взлетел прям внутрь нимба, после чего тот сузился до точки и исчез. Это было круто.

У меня в руках лежал волшебный пулемет, произведенный в раю. И не какими-нибудь оборванцами из китайских подвалов, жрущими рис на завтрак, обед и ужин, а самим Творцом, Альфой и Омегой, Всевышним Господом нашим Богом. 

Прежде чем приступить к исполнению священной миссии, я решил перекусить. Чай с бутербродами утром - одна из тех вещей, что поддерживает в тебе огонек жизни и не дает сойти с ума. Пока я трапезничал, пытался осознать происходящее. Иисус, небесный пулемет, очищение от скверны – это было слишком для одного утра. Осознание так и не пришло. Оставалось только поверить на слово Спасителю. Интересно, что сегодня католическое Рождество. Но это ничего не проясняет. В конце концов, он сказал не медлить и просто действовать. Что ж, почему бы и нет?

Я натянул шарф на нос для маскировки, вышел из дома с Орудием и направился в сторону местной рыгаловки, где собиралась местная «элита». Это был магазин с примыкающим к нему летним кафе. Там постоянно нажирались водкой и прочей дрянью районные алкаши. На дворе была зима, но им было все равно. Это пристанище отбросов находилось возле дворца культуры и парка отдыха, поэтому каждый день люди так или иначе вынуждены были проходить мимо этого уродства, мимо этой раковой опухоли. Я подошел вместе с пулеметом достаточно близко, чтобы разглядеть собравшихся за столиками. Это не были образованные бюргеры и добропорядочные отцы семейств, которые спокойно и культурно отдыхают, обсуждая новые литературные веяния за рюмкой коньяка. Они не были рок-звездами или полусумасшедшими художниками, которым алкоголь или наркотики нужны для творчества. И уж точно они не были простыми безобидными людьми, которым нужно было напиться с горя или одиночества. Это было отборное дерьмо, самые гнусные, омерзительные ублюдки со всего района, настоящий биологический мусор. Если бы кто-то из них оказался в горящем здании и звал на помощь, я бы подбросил дров. И дело не в том, что они алкоголики, они имеют полное право на любую зависимость. Дело в их поведении, в их поступках. Такие как они любят после работы или попойки избить жену и детей, наблевать в подъезде, нагадить в парке, устроить дебош в общественном месте. Примечательно, что трезвом состоянии эти животные ведут себя не намного лучше. Некоторых я имел честь знать лично, остальных регулярно видел здесь или валявшихся посреди дороги. Один из них постоянно просил мелочь «на проезд». Естественно, я не дал ему ни копейки, прекрасно зная, что деньги ему нужны, чтобы опохмелиться. Но сегодня я проявлю невиданную щедрость - отправлю его на тот свет.

Я подошел на расстояние 8-10 метров, быдло обратило на меня внимание, но не дергалось. В этом регионе человек с оружием в руках вызывал меньше удивления, чем обычно. Здесь уже несколько лет шла война. Но все же они насторожились. Я нащупал курок и прицелился в чью-то голову. Черт, неужели это все наяву? - подумал я в этот момент. Один из алкашей что-то крикнул, тыча в меня пальцем. Но я уже никогда не узнаю, что он хотел сказать, потому что его голова больше не способна произносить какие-либо звуки, раскуроченная снарядами. Это была бойня. Под оглушающий молотильный стук пулемета отбросы и скоты превращались в фарш. Они пытались бежать, но пули не давали им ни единого шанса. Орудие Очищения работало безотказно. Очевидно, пулеметы у Бога получаются куда лучше, чем люди. Я заметил, как один из пьяниц спрятался за магазином. Я обошел его и увидел того самого недочеловека, просящего «на проезд». Он сидел на корточках и с ужасом взирал на меня.

- Братан, ты чего? Я ж свой, местный. Ты чего? – трусился за свою никчемную жизнь подонок.

Он всегда выглядел жалко, но сейчас это убожество дошло до предела. Почему только службы по отлову бродячих животных не ловят таких, как он? И почему не существует службы по утилизации биомусора?

- Помнится, тебе нужны были деньги на проезд. – Сказал я. – Что ж, у меня есть для тебя кое-что получше - билет в ад.

Я человек гуманный и не люблю жестокость, так что выстрелил ему в голову, чтобы не мучился. Еще большая гуманность состоит в том, что теперь приличным людям не придется созерцать каждый день этих ублюдков, и никто к ним не пристанет. Улицы стали чище.

Я стоял посреди всех этих зловонных трупов и понимал, что скоро явится полиция. Я решил не покидать место преступления (а по факту место свершения божьего суда). Пусть приезжают и посмотрят на того, кто действительно борется с врагами общества. Среди полицейских тоже, кстати, было немало уродов. Я знаю одного отвратительнейшего, гнилого выродка, который там служит. Это один из тех унтерменшей, которым в принципе нельзя давать власть и оружие. Подобные скользкие твари гарантированно будут использовать свои привилегии с целью запугать и обокрасть простых граждан. Такие как он любят портить жизнь окружающим только потому, что обладают своей небольшой властью. Боюсь представить, что было бы, получи он пулемет Иисуса.

Уже послышались звуки сирен. Вот-вот здесь появятся стражи правопорядка. Я понимал, что скоро могу умереть, но не сильно переживал по этому поводу. После начала войны я смирился с тем, что могу в любой момент сыграть в ящик. Нет смысла трястись за свою шкуру, ведь после смерти ты даже не будешь знать, что умер, не будешь осознавать потерю чего-либо, не будешь жалеть о том, что не успел сделать. Все исчезнет в один миг. Правда, после встречи с Иисусом я уже не знал, что меня ждет на той стороне. Если верить божественному сыночку, то я попаду на верхний этаж. Тогда тем более не о чем переживать! Ободренный этой мыслью, я приготовился встретить цепных псов власти.

Я стал за толстое дерево, из-за которого было удобно вести огонь. Приехали 3 полицейских авто и 1 военный грузовик. Все эти мерзавцы были непосредственно причастны к тому, что люди во всем регионе жили в дерьме. Правда, сами военные считали себя защитниками и героями. Ну что ж, посмотрим, чего стоят эти герои против пулемета Христа.

Увидев меня, вышедший из машины мент прицелился и проорал:

- Ни с места! Бросить оружие или мы будем стрелять!

Я не исполнил его просьбу.

- Я сказал, брось оружие! – еще громче прокричал носитель погонов.

- У меня есть идея получше, - крикнул я из-за дерева, держа пулемет наготове. – Вы бросаете оружие, а я иду дальше и исполняю волю божью.

Видимо, они не оценили мое предложение, учитывая, что я услышал многочисленные выстрелы. Но случилось чудо! Ни одна пуля не попала ни в меня, ни в ствол дерева! Снаряды летели куда угодно, только не в цель. Воистину чудо! – подумал я. Военные и полицейские продолжали стрелять, но пули все так же улетали вверх. Наконец, все затихло. Я осторожно выглянул из-за укрытия. Мои собеседники стояли в недоумении и осматривали свое оружие, попеременно переглядываясь и не понимая, что происходит.

- Ну что, уважаемые, я же говорил, что не нужно мне мешать! Я посланник Господа Бога, так что не советую вам вмешиваться.

И снова по мне открыли огонь, и снова все пули ушли выше. Очевидно, Иисус позаботился о невидимом щите или о чем-то в этом роде. Один военный перебежками, прячась за деревьями, быстро двигался в мою сторону. Я это заметил не сразу, а когда услышал его шаги и обернулся, то увидел странную картину: вояка в 2 метрах от меня уперся в невидимое препятствие, словно в стекло. Что-то не давало ему приблизиться ко мне, какой-то непроницаемый купол окружал меня (или мой пулемет?). Солдат тщетно пытался преодолеть барьер. Он стучал прикладом автомата о невидимую стену, пробовал бить сапогом, но ничего, кроме боли в ноге это ему не дало. Мне надоело на это смотреть, и я избавил его от мучений, а человечество от еще одного идиота. Потом я прикинул, что раз уж вокруг меня невидимый щит, то можно в открытую воевать хоть с целой армией. Так что я вышел из-за дерева и открыл огонь. Двое сдохли сразу, остальные укрылись за автомобилями. Но пулемет с легкостью прошивал тонкий металл, еще двое получили порцию свинца и испустили дух. Вояки начали лезть обратно в грузовик, две машины полицейских двинулись с места. Третья машина стояла – водителю мешали тронуться с места вытекшие мозги. Я прицелился и всадил очередь в кузов уезжающего грузовика. Это его не остановило, но наверняка несколько «защитников» получили серьезные ранения или протянули ноги. Тем двум полицейским машинам тоже досталось по несколько снарядов, но они уже успели отъехать достаточно далеко и скрыться. Я подошел к машине с тем ментом с дыркой в черепе. Рядом с ним лежала кожаная сумка. Я подумал, что не грех ее осмотреть. Внутри я нашел приятную на ощупь пачку денег. Пожалуй, водителю они больше не понадобятся.

Я вспотел от пережитого стресса, нужно было передохнуть. На улице людей было мало, многие разбежались по домам после первых выстрелов. Но чем дальше я удалялся от места свершения правосудия, тем чаще я встречал подозрительные взгляды прохожих. Особенно насторожился какой-то пузатый тип. Почему-то женщины любят выходить за таких замуж, подумалось мне. Конечно, ходить с пулеметом в гражданской одежде было не лучшей идеей. Надо будет придумать что-нибудь для маскировки.

Придя домой, я заварил чашку чая. Горячий напиток немного освежил мое напряженное сознание. Тут же мне в голову пришла отличная мысль. Пулемет можно положить в футляр для гитары! Как в том старом добром фильме про музыканта с целым арсеналом оружия. Я невольно улыбнулся. Но тут же меня посетило сомнение. Какой к черту Иисус, какой пулемет? Разве это возможно? Разве все это реально? Я уже давно не верю в Бога и не вижу в нем никакой необходимости. Может, я все-таки решил попробовать ЛСД и теперь вижу галлюцинации? И вместо пулемета я ходил по улице с веником или шваброй? Я присмотрелся к окружающим предметам. Чайник выглядел как обычно, обои на стенах смотрелись реальнее некуда, на столе все еще красовалось застывшее пятно от меда, до которого я никак не доберусь. Нет, я ничего не принимал, я не сплю и не в бреду. А если все-таки Бог есть, то почему не предположить, что под личиной Иисуса ко мне приходил дьявол? Ведь он дал мне возможность истреблять грешников целыми пачками и пополнять население преисподней.

Голова закипала. Да какая разница?! У меня есть чудо-пулемет и неуязвимость. Мне проще верить, что это был самый настоящий Иисус Христос, ниспославший мне благодать. Сын Божий, отпочковавшийся от Господа. Забавно получается, Всемогущий Всеблагой Отец-Создатель десантировал на Землю Святого Духа, чтобы тот отправился к ничего не подозревающей девице. Дева Мария не устояла перед обаянием Святого Духа и отдалась ему, пока доверчивый Иосиф пребывал в блаженном неведении. Из-за того, что Святой Дух вовремя не вытащил, на свет появился маленький Иисус. Всепрощающий Отец подарил ему жизнь для того, чтобы бедняга разгребал все накопившееся на Земле дерьмо. Зная наперед, что сынишку ожидают адские мучения перед смертью. Заботливый папаша облажался, когда создавал человека и решил, что его отпрыск все исправит. Но и тут вышла неувязочка. Человечество упорно продолжало класть на все заповеди и самозабвенно грешить. Войны, блуд и обжорство привлекали людей куда больше скучного праведного существования. Человек не склонен поститься, воздерживаться, делиться, довольствоваться малым. И таким его создал Бог.

Иисус не исправил человечество. И теперь я должен разгребать эти Авгиевы конюшни. Не проще ли снова затопить все к чертям? И почему именно я? Ведь я не святой и для меня добро и зло – понятия относительные. В списке тяжких грехов, например, числятся такие спорные вещи, как леность, похоть, чревоугодие. Я не считаю, что набивать желудок едой, развлекаться с красотками и валяться на диване греховно. Я люблю вкусную еду, я люблю женщин и я люблю отдыхать, черт возьми. Но Иисус меня не застрелил, а поручил Великую Миссию.

Я проголодался. Сейчас бы поехать в центр города и поесть первоклассную шаурму. Заодно повидаюсь с другом и расскажу о своих приключениях. Я позвонил ему и мы договорились о встрече возле храма, недалеко от которого и продают ту самую пищу богов. Я взял футляр с божественным инструментом и вышел из дома. По пути к автобусу я видел нескольких вояк, но они не обратили на меня внимание. Я благополучно добрался до автостанции и сел в автобус. Интересно, что люди сидели рядом и с ними ничего не происходило. Видимо, невидимый защитный купол не пропускает ко мне только тех, кто представляет угрозу. Да, старина Бог еще не разучился творить чудеса.

На одной из остановок в автобус зашел какой-то оборванец лет сорока на вид. У меня сразу появилось плохое предчувствие. И когда он стал в двух метрах от меня, я понял, что не ошибся. От этого грязного животного воняло перегаром и еще целым набором самых отвратительных запахов. Вдобавок, его лицо покрывали какие-то нездоровые пятна, напоминающие лишай. Ну, вот какой идиот после этого скажет, что таких смердящих алкашей не нужно изолировать от общества? Тупое, немытое, невежественное быдло, которое стояло и портило жизнь окружающим, даже не задумывалось над тем, что оно живет в социуме. Оно не думало о том, что своим зловонием превращает автобус в газовую камеру на колесах. Мысленно я уже вынес ему приговор. Но пусть еще немного поживет, я не хочу шокировать пассажиров и портить себе аппетит. Мерзкий лишайный ублюдок никуда не денется. Кара Господня постигнет всех отбросов. А пока я проведу время в компании друга и шаурмы.

- Привет дружище! – сказал я Николаю, когда тот подошел.

- Здорова! Давно не виделись. Как жизнь?

- Еще не сдох.

- Ты решил немного подзаработать в подземном переходе? – спросил Коля, указывая на футляр с «гитарой».

- Уже! – Я вынул из кармана пачку купюр.

- Таки продал свою лишнюю почку?

- Не поверишь, но это деньги безмозглого мента. Безмозглого в буквальном смысле этого слова.

- Давай-ка присядем.

- Нет, дядька, сначала мы купим по шаурме. Полиция угощает, - сказал я.

- Я пока ничего не понимаю, но твое предложение мне нравится.

- Если честно, я и сам ни черта не понимаю.

Взяв по шаурме, мы присели возле православного храма. Здесь перед входом был небольшой сквер с лавками, где можно было спокойно, не спеша посидеть, поболтать, перекусить и побогохульствовать. Возле забора, окружавшего храм, стояла на коленях какая-то беременная оборванка и просила милостыню. В одной руке она держала стакан для мелочи, в другой какую-то бумажку в файле и маленькую икону.

- Знаешь, если бы она держала табличку с надписью «На аборт», я бы даже подкинул ей пару монет, - заметил я.

Хорошо было вот так сидеть с товарищем, вкусно есть и общаться. Жаль, что еще один друг после начала войны уехал. Это было одно из худших последствий войны. И все шло к тому, что здешние края покинут еще два близких человека.

- Ладно, рассказывай уже, что там за история с ментом, - сказал Коля, доедая шаурму.

- Даже не знаю с чего начать. Это полный финиш.

Я приоткрыл футляр так, чтобы было видно оружие.

- Ты видишь здесь пулемет? – спросил я негромко.

- Да-а, - удивленно протянул друг.

- Слава богу. Значит, я не спятил.

- И что это? Макет?

- Это Очиститель от скверны, - проговорил я многозначительным тоном. – Это Орудие Господа Бога, Великий Избавитель, Карающая длань.

- По ходу, близость храма дурно на тебя влияет.

- Ох, Колян, кажется, у меня плохие новости… Бог есть.

И я рассказал ему все, что произошло сегодня. Получилось на удивление последовательно. Коля сидел и молчал. Видимо, даже для его неслабого мозга это было чересчур. Я понял, что тут нужны доказательства.

- Ладно, я в ближайшие дни планирую перестрелять еще кучу ублюдков. Думаю, к тому времени уже появятся новости в интернете. А если повезет, то и видео с места событий.

- Надеюсь, это будет репортаж не из психушки.

- Когда увидишь все своими глазами, то поймешь, что я не спятил. Сейчас еще немного посидим, и я пойду, потрачу честно заработанные деньги. Проститутки сами себя не снимут. А мне нужно пристроить свой второй пулемет.

Через полчаса я уже заходил в здание местного публичного дома. Впереди меня ждал приятный досуг и море удовольствия.

***

Выходя из борделя, я понял, что люблю Господа. Близился закат. Я был расслаблен и ощущал полную гармонию с окружающим миром. В руках у меня был футляр с волшебным пулеметом, который даровал неуязвимость и свободу действий. Вдобавок, у меня еще осталось немало денег покойного блюстителя правопорядка. Сейчас бы поехать домой, заварить чай и посмотреть хороший фильм. Но не тут-то было. Недалеко от меня кто-то громко кричал, высунувшись из окна многоэтажки. Я подошел ближе и увидел, как двое дегенератов спиливают молодую ель. Эти грязные подонки, не имеющие никакого уважения ни к природе, ни к жителям близлежащих домов, ни даже к себе, хотели перед Новым годом сэкономить. Тупые животные, уничтожающие молодое деревце, которое им не принадлежит. А ведь эта несчастная елочка хоть как-то скрашивает унылый и серый двор. Женщина, высунувшаяся из окна, продолжала кричать на мерзавцев, но их это не остановило. Их остановили смертоносные снаряды из пулемета, выкованного на Небесах. К сожалению, ель была уже спилена. Один из этих скотов еще шевелился. Я подошел ближе и он с трудом, едва переводя дыхание и захлебываясь кровью, спросил:

- Кто ты такой?

- Я есмь Судия.

Выстрел в голову – и ублюдок отправился в последний путь.

Уже стемнело. Теплый свет от уличных фонарей мягко ложился на ровную, поблескивающую снежную гладь. Я шел и наслаждался приятным зрелищем заснеженного города. Удивительно, каким прекрасным и успокаивающим кажется мир, когда перестаешь замечать людей и всю эту суету вокруг. Ведь по большей части, человечество – скучная, безликая биомасса, неотличимая друг от друга. А этот блеск на снегу – он в тысячу раз ценнее и важнее людишек и их бесконечных забот. Конечно, когда речь идет о близких тебе людях – тут уже отдельный разговор. Бесценно иметь родственную душу посреди океана пустышек и болванчиков. У меня мало друзей. Но каждый на вес золота.

Погруженный в свои мысли, я шел вдоль парка. И вдруг мои размышления были грубо прерваны каким-то быдлом. Впереди меня шел какой-то несознательный гражданин, который бросил пустую бутылку из-под пива на обочину. А ведь через десять метров была урна. Сперва я хотел открыть футляр и быстро покончить с этим недоразумением. Но я решил дать ему шанс.

- Уважаемый! – крикнул я.

- Че? Ты мне? – спросил уважаемый.

- Извольте выбросить бутылку в урну. Вам не составит труда.

- Слышишь, ты, музыкант. Я тебя щас выброшу вместе с твоей балалайкой. Ты ваще берега попутал, дядя. Ты че ваще…

Он не договорил. Слово взял пулемет.

Я перешагнул через труп интеллектуала и цвета нации и направился в сторону одного неплохого кафе. После всех этих безобразий мне нужно было зарядиться хорошим кофе. Не понимаю, почему нельзя просто дойти до урны и выбросить чертову бутылку? Ведь ты это делаешь не только для окружающих, ты это делаешь и для себя. Ведь куда приятнее ходить по чистому городу и не лицезреть загаженные обочины. Хорошо, хоть снег скрывает тонны мусора, которые любят разбрасывать православные патриоты. Вообще, будь я Богом, в мире не было бы столько дерьма. Когда-то в детстве я мечтал стать супергероем и защищать мир от бандитов. Теперь я понимаю, что помимо преступников, в мире полно ублюдков, которые заслуживают смерти не меньше, даже не нарушая закона. По большому счету, все эти приматы ведут себя в соответствии со своей животной природой. Но ведь у нас есть разум – оружие, позволившее выжить и превзойти другие виды. Разум же дал нам цивилизованность. А цивилизованность, в свою очередь, позволяет нам всем жить лучше и комфортнее в рамках единого общества. Кроме того, это дает возможность получать удовольствие от искусства, познания окружающего мира, интересных и полезных технических изобретений. И вот перед нами выбор: или грязные улицы, вонь в подъезде, пьяный дебош посреди общественного места, разбой, ненависть, беззаконие, разруха и нищета… или цивилизация. То есть, чистые и ухоженные улицы и парки, красивые здания, приятные люди вокруг, технический и научный прогресс, вольнодумство, музеи, филармонии. Выбор очевиден. Так что, я направляю Орудие Очищения против тех, кто не хочет цивилизации. 

Я зашел в кафе. Здесь обычно весьма уютно и играет хорошая музыка. Но сегодня что-то пошло не так. Первое, что меня насторожило – ужасные звуки так называемого «русского шансона». Третьесортную дрянь про тюремную жизнь в этом заведении я слышу впервые. А ведь в такой чудесный рождественский день стоило включить Фрэнка Синатру и Дина Мартина. Я прошел коридор и лишь тогда понял в чем дело. Почти весь зал был занят людьми в военной форме. Видимо, какой-то банкет в погонах. Эти животные, небось, решили отметить свою очередную победу. На днях они перекрыли самый крупный канал гуманитарной помощи, благодаря которой сотни тысяч людей получали еду. Видимо, местная военная хунта посчитала это излишеством. И теперь эти защитники отечества сидят здесь, нажираются водкой и заказывают деликатесы.

- Добрый вечер. Что будете заказывать? – спросила симпатичная официантка, когда я сел за барную стойку. Футляр я поставил на соседний стул.

- Здравствуйте. Чашечку капучино, пожалуйста, и пару круассанов.

Пока я ждал заказ, успел подробнее рассмотреть публику. Вояк было человек 25-30. В основном, лейтенанты, капитаны и даже несколько генералов. Вот это я удачно зашел. Эти ублюдки – опора криминализованной и антинародной власти. Хуже только те, кто из органов госбезопасности. Пока они живы и имеют при себе оружие – беспредел не закончится. 

- Ваш заказ, молодой человек, - сказала девушка.

- Спасибо. Простите, а как часто у вас собираются подобные персонажи, если не секрет?

- Ну… Такие к нам редко заходят, - ответила официантка полушепотом. – У кого-то из них сегодня День рождения. 

- Мне больше нравится, когда у них похороны.

Девушка улыбнулась. Кажется, она разделяла мою точку зрения.

- Если честно, мне не очень нравятся их посиделки, - сказала она.

Точно, она на моей стороне. Приятно увидеть адекватного человека среди толпы идиотов. Как будто встречаешь живого человека в пустыне.

- Что Вы имеете в виду? Они сильно шумят или что?

- Если бы только это. В прошлый раз, когда тоже было так много военных, в общем, они поссорились. А потом несколько вышли на улицу и один из них застрелил другого. Я так испугалась! И тот, который стрелял, потом еще неоднократно здесь появлялся. В общем, я после этого не в восторге от них.

- Я понимаю. Они думают, что если у них есть оружие и власть, то им ничего не грозит. Но поверьте, они еще обо всем пожалеют.

- Эй, гитарист!

Я обернулся. Какой-то пьяный ублюдок в звании младшего лейтенанта, сидевший за столиком, смотрел на меня своими пустыми глазами.

- Да, ты! А ну, сыграй-ка нам че-нибудь про войну.

- Тебе следовало бы быть повежливее, – спокойно ответил я.

- А ты че, сильно интеллигент? Тебе че, тяжело сыграть для мужиков песню? Ты тут сидишь, кофе пьешь. А мы родную землю защищаем, врага бьем.

- Сочувствую.

- Не, ну ты че, диверсант? Сыграй, я те говорю. Эй, але!

Ублюдок встал и, пошатываясь, направился в мою сторону.

Я повернулся к официантке.

- Девушка, скажите, пожалуйста, всему персоналу спрятаться на кухне. Я настаиваю. И заранее простите за то, что сейчас будет. – И я сунул ей все свои оставшиеся деньги в качестве моральной компенсации.

Доблестный офицер, тем временем, уткнулся в непроницаемый щит, окружавший меня и пулемет. Пока он пытался понять, в чем загвоздка, я открыл футляр, достал Орудие и прицелился в любителя военных песен. Вояки тут же полезли за пистолетами и автоматами.

- Агент! Враг! Фашист! – успел прокричать выродок перед тем, как я начинил его гнилую тушу свинцом.

Со всех сторон в меня летели пули, которые отскакивали в потолок. Мне некуда было спешить. Я методично отстреливал ублюдков, стараясь не сильно повредить интерьер. К сожалению, они прятались за диванами и столиками, так что кафе заметно пострадало. Это единственное, о чем я жалел в этот момент. Пули прошивали любое укрытие, не оставляя военщине ни единого шанса на спасение. Истребляя подонков, я не испытывал ни капли сомнения. Все они отправились в ад раньше срока. После такого здесь, наверное, появится целая армия и мне придется уложить гору трупов. Да уж, ну и денек!

После того, как я прикончил последнего, я пошел на кухню. Но никого из сотрудников не было. Видимо, вышли через черный ход. Что ж, это хорошо. Лучше им не находится рядом. Намечается знатная мясорубка.

Я вышел из здания и услышал звук сирены где-то вдалеке. Наверняка сюда пригонят даже бронетехнику. Интересно, прошьет ее пулемет Иисуса или нет? 

Вдруг я почувствовал на плече чью-то руку. Я обернулся. Передо мной стоял Иисус Христос. Он был все в той же американской военной форме 60-х годов ХХ века. Правда, у него на щеке были следы от губной помады. Видимо, он весело празднует Рождество.

- Соскучился? – спросил он.

- Эм. Да мне некогда было скучать.

- Ну как, понравилось очищать Землю от скверны?

- Не самая худшая работа. Общественно полезная, так сказать.

- Да уж, - с небольшой грустью произнес Сын Божий.

- А в чем дело? Ты решил удостовериться, что я все делаю правильно или есть какие-то проблемы?

- Как тебе сказать… Вышло небольшое недоразумение. – Иисус достал из кармана сигару и прикурил. – Мой папаша уже не молодой, сам понимаешь. Старик ошибся и отправил меня с Миссией не к тому человеку.

- На что ты намекаешь? – спросил я. Мне этот разговор уже не нравился.

- Ты не тот, кому нужно было отдать пулемет, смекаешь?

- Нет. Что значит «не тот»? Как можно в таком ошибиться? Бред!

- К сожалению, это так. Ты славный малый и неплохо справляешься. Действительно, у тебя хорошо получается. Но старый мудак приказал мне забрать у тебя пулемет и самому заняться Очищением. Он больше не хочет поручать это кому-то из смертных. Так что, извини, приятель, но придется тебе отдать мне пулемет.

Это было словно удар по голове. Я уже нафантазировал себе, как путешествую по Европе и отстреливаю дикарей с Ближнего Востока и Африки. А потом отправляюсь на юг и бью врага в его логове. Отправляю всех террористов в ад, где они будут вечно взрываться. А потом захожу в гарем и наслаждаюсь восточными красавицами. И тут на тебе! Бог ошибся. Фантастика! А ведь я уже начал привыкать к этому пулемету. Он мне стал почти как друг.

- И что, совсем без вариантов? Мне прям сейчас нужно отдать Орудие? – надеясь на чудо, спросил я.

- Увы.

Нелегко было прощаться с пулеметом. Но спорить с Сыном Божьим бесполезно. Я передал футляр.

- Кстати, с Днем рождения! – сказал я.

- Да, спасибо, - слегка застенчиво ответил Иисус. – Я как раз праздновал, когда батя сказал поговорить с тобой.

Наступила неловкая пауза.

- Это еще не все, - сказал Иисус.

- Мне это уже не нравится.

- Да. Ты ведь понимаешь, что знаешь теперь слишком много.

У меня пробежал холодок по спине.

- Я пытался отговорить папашу. Я говорил ему: «Давай отправим парня воевать в Северную Корею, там полно коммунистов, всех этих сраных чучхе-зомби и все такое». Честно, я пытался. Но он ни в какую. В общем, ты уж не сердись, если сегодня утром я был не сильно вежлив с тобой. Так было нужно, чтобы ты понял серьезность Миссии.

Он открыл футляр и взял в руки пулемет.

Я стоял ошарашенный и не знал что сказать. Я понимал, что это конец. Передо мной стоял Иисус Христос. И он был вооружен.

- Ладно, давай уже покончим с этим дерьмом. Есть что сказать напоследок? – спросил он.

Хороший вопрос. Офигенно хороший вопрос. Черт возьми, что тут сказать?! Вдруг я кое-что вспомнил и даже немного обрадовался.

- Постой-ка! – сказал я. – Постой. Ты говорил, что я попаду в рай. Что если очищу Землю, то отправлюсь в Царствие и все в таком духе, так ведь? Я же не виноват, что мне не дали возможность очистить планету от биомусора!

Я смотрел, полный надежды, на Спасителя. Его лицо слегка освещалось огоньком от сигары. Звук сирен был уже близок. Но я не услышал ответа. Только небольшое сожаление в его глазах.

Иисус Христос – Сын Божий, Мессия, ветеран войны во Вьетнаме, нажал на курок и отправил меня в ад.

Олег Поправко

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened